Skip to content
Главная | Земельные вопросы | Клевета в прослушанном телефонном разговоре

12.07.2017

Гибель Столыпина


Для Литвиненко существовало только однозначно хорошее и однозначно плохое И он отправился в Италию, где рынок подобных услуг был велик - но далеко не всегда представлял собой то, чем казался. Из Италии Литвиненко вернулся, успев нажить нескольких влиятельных врагов. Свою патриотическую карьеру Александр Литвиненко начал еще в году, сразу после школы добровольно направившись в Красную Армию. К году, когда распался Советский Союз, ему было 29 лет, и он уже служил в КГБ, где был направлен на оперативную работу. В середине х годов он сначала работал в отделе по борьбе с терроризмом, а затем получил задание проникнуть внутрь преступного мира, который в хаосе новой России расцветал пышным цветом.

Он подгребал под себя все сведения, попадавшиеся под руку, и сдавал аналитикам, предоставляя им отделять правду от лжи. Как и многие работники КГБ и его преемницы ФСБ - службы, которую между собой они называли Kontora, - он был скрытен, необщителен и тщеславен. По работе ему наверняка полагалось быть готовым применить насилие, но Марина, его жена с года, рассказала нам, что, хотя она боялась спецслужб, Саша всегда был очень вежливым, прямым и страстным человеком.

Те, кому приходилось служить вместе с полковником Литвиненко, припоминают, что он был к тому же и наивен - что в его профессии уже минус. Для него существовало только однозначно хорошее и однозначно плохое. Против его совета, Литвиненко пустился в расследование связей между преступными кланами и людьми, которых в России зовут siloviki - кремлевской группировкой, ядро которой представляют собой уроженцы Санкт-Петербурга, ранее работавшие в спецслужбах.

Сунувшего нос не в свое дело Литвиненко очень скоро вычислили, и он был переведен в совершенно секретную часть ФСБ, задачей которой было убийство преступников и террористов. Литвиненко разозлился, когда узнал, что ему приказано убить Бориса Березовского, одного из крупнейших олигархов в стране, открыто выступившего против силовиков.

Тайно записанные аудиофайлы разговоров признаны доказательством в суде

В ноябре года Литвиненко созвал в Москве пресс-конференцию, на которой рассказал все, что ему было известно о заговоре против Березовского. В российском парламенте разразился невиданный скандал, и уже через несколько дней он сам попал под расследование. Несколько недель спустя Литвиненко уже сидел за решеткой.

Удивительно, но факт! Отсылка к рядовой статье в рядовом межвузовском сборнике вряд ли покажется судьям бесспорной. Она подразумевает наказание за организацию преступного сообщества.

Его друзья устроили ему освобождение в декабре года, но уже летом го стали настоятельно советовать ему бежать из страны. В противном случае, говорили они, он сгниет в политическом гулаге. К тому времени Березовский уже обосновался в Лондоне и с готовностью спонсировал любого противника Путина, объявлявшегося в пределах видимости. Чувствуя благодарность к Литвиненко, в ноябре года, он устроил ему, его жене Марине и сыну Анатолию побег из России.

В Лондон семью привез эмигрант и поборник демократии Алекс Гольдфарб. Памятуя о судьбе других видных перебежчиков - например, бывшего руководителя лондонского разведывательного центра и старого знакомого Олега Гордиевского, бежавшего на Запад в года и встреченного с почетом, Литвиненко думал, что Запад встретит его с распростертыми объятиями. Однако, во-первых, Литвиненко не был Гордиевским; во-вторых, к тому времени бывших агентов КГБ в Америке и Великобритании было хоть отбавляй.

Некоторое время он пытался поступить на работу в частные охранные структуры, пользуясь своей информацией о боссах московского криминального мира и их участии в российской политике. Но это никого не интересовало. На плаву его поддерживал Березовский - поселил его в доме на Масвелл-Хилле к северу от Лондона, оплачивал обучение его сына и в виде пособия выплачивал Литвиненко фунтов в месяц.

Находясь на чужбине, Литвиненко не прекращал копать компромат на Путина. Однако жизнь на подачки Березовского задевала его гордость: Ему нужны были как другие источники дохода, так и средства приложения своих способностей оперативника. В Италии он нашел и то, и другое. Не исключено, однако, что именно то, что он нашел, и привело к его убийству. В ноябре года, когда Литвиненко, попивая чай в одной из гостиниц Лондона, был отравлен полонием, редким и смертельно опасным ядерным изотопом, подозрение сразу пало на Кремль.

Со смертного одра Литвиненко сам обвинил в своей смерти Путина, а радиоактивный след от полония, протянувшийся через весь Лондон в Россию, быстро убедил сыщиков из антитеррористического отдела Скотланд-Ярда в том, что убийство совершил бывший офицер ФСБ Андрей Луговой. В коллективном бессознательном западного общества сформировалось четкое представление об этом убийстве как о заговоре Путина против храброго диссидента, решившегося рассказать миру о том, что творится за темным занавесом, скрывающим внутренности Кремля.

Однако, поскольку эта версия уводила расследование прямиком в самые высокие круги российской власти, британское правительство не хотело ее раскручивать дальше - если уж простое требование выдать главного подозреваемого, Лугового, стало причиной яростного скандала между Лондоном и Москвой, вылившегося в высылку дипломатов с обеих сторон, ограничение на выдачу виз российским чиновникам и попытку России закрыть два отделения Британского совета. Британские власти забеспокоились, что русские вообще отвернутся от Сити, где активов из России скопилось уже миллиардов на пятьдесят фунтов, и поэтому отнеслись к этому делу со всей возможной осторожностью.

Клевета в прослушанном телефонном разговоре его ошеломления

Может быть, прокурорское расследование и могло бы дать какие-то дополнительные данные, но в настоящий момент перспективность такого расследования сомнительна. Хотя в Скотланд-Ярде утверждают, что их расследование завершено еще в мае прошлого года, и что рекомендацию добиваться экстрадиции Лугового с тем, чтобы предъявить ему обвинение, им дал директор Службы по уголовным обвинениям, в бюро коронера Св.

Панкратия, под юрисдикцию которого подпадает больница Юниверсити-колледжа, где и умер Литвиненко, нам заявили, что прокуратура не может объявить расследование завершенным, пока не завершено предварительное следствие - а оно, по мнению коронера, еще продолжается.

Удивительно, но факт! Лимарев сыграет последнюю значимую роль в деле Литвиненко:

Поэтому в информации о деятельности Литвиненко остается еще множество пробелов. Но если Скотланд-Ярд каким-то образом ограничен в своих действиях, то итальянских спецслужб подобные ограничения не касаются, и они сочли возможным ознакомить нас с имеющимися у них данными.

За Литвиненко в Италии начали следить задолго до того, как он попал под наблюдение в Лондоне, и у местных спецслужб скопилось на него пухлое досье - расшифровки телефонных переговоров, фотографии, перехваченные электронные письма, его показания в судах и материалы допросов в полиции.

В общем и целом, картина представляется следующая: Литвиненко нужны были деньги, и в этих целях он тайно разворачивал в Италии новый проект. Проект начался в декабре года, когда Литвиненко позвонил тридцатичетырехлетний сладкоречивый авантюрист Марио Скарамелла, отпрыск одной богатой неаполитанской семьи. Скарамелле нужна была его помощь. В году Скарамелла работал на правительственную комиссию - так называемую Комиссию Митрохина, двумя годами ранее сформированную премьер-министром Сильвио Берлускони.

Официально комиссия занималась расследованием в отношении представителей итальянской власти, якобы состоявших на жалованье у КГБ. На практике Берлускони использовал ее, чтобы мазать грязью своих противников-социалистов. Литвиненко знал об этом с самого начала и, тем не менее, обеими руками ухватился за этот шанс. Во-первых, работа на комиссию давала ему средства к существованию; во-вторых, предоставляла возможность чаще встречаться с братом Максимом, бежавшим из России еще раньше и жившим в небольшом итальянском порту Сенигаллия на берегу Адриатического моря.

Единственное, что заботило Литвиненко - насколько серьезно будет оценена информация, которую он может принести. Работая в ФСБ, он не был связан с ее иностранными службами, и не знал, кого им удалось завербовать за границей - а комиссия занималась именно этими людьми.

11 ответов на вопрос от юристов 9111.ru

Поэтому он взял с собой другого человека, на которого также вышел через Березовского - Евгения Лимарева, тоже бежавшего из России сына высокопоставленного офицера КГБ. Лимарев тогда жил во Франции. Из материалов итальянских спецслужб явствует, что Литвиненко в течение трех лет работал непосредственно со Скарамеллой, и именно они делали большую часть работы комиссии, выносившей на публику компромат на левых государственных деятелей Италии. Для них не было разницы, что публиковать - правду или вымысел.

Но ожидаемого эффекта эта деятельность не дала. Тогда Литвиненко начал копать в итальянском преступном мире, тесно связанном с преступными кланами России и Украины, которые, в свою очередь, имели высоких покровителей в Кремле. Таким образом Литвиненко и Скарамелла рассчитывали найти новые свидетельства связей итальянских левых с КГБ. Оба с опасной скоростью наживали себе врагов. Литвиненко без стеснения приводил везде некую сплетню, которую ему перед побегом из России рассказал бывший замдиректора КГБ.

Трофимов имел в виду именно бывшего премьер-министра Италии Романо Проди Romano Prodi , который после этого стал председателем Европейской Комиссии. Через некоторое время Литвиненко рассказал об этом Скарамелле. Тот убедил его изложить это в письменном виде. Теперь, даже если когда-то это и было не более чем разговором в кагэбэшной курилке, оно было написано на бумаге и подписано бывшим полковником КГБ - и поэтому превратилось в улику.

Проди как раз возвращался в итальянскую политику, и документы подобного рода были Берлускони как нельзя кстати. Летом года Лимарев и Литвиненко летали в Неаполь или Рим практически ежемесячно. Нас каждый день возили по разнообразным вечеринкам и присутственным местам, и за день мы пожимали множество рук. Заинтересовались их работой и вне Италии. Поскольку правительства Буша и Берлускони были близкими союзниками в иракской войне и войне с терроризмом, Вашингтону очень не хотелось, чтобы после выборов года власть в Италии взяли левые.

В году итальянские власти выдали ордер на арест Лейди, обвинив его в выдаче одного из мусульманских имамов Египту, где того обвинили в терроризме и пытали в тюрьме. Лейди вынужден был скрыться, а тем временем Комиссия Митрохина заявила, что начинает заниматься якобы существовавшими связями между Армандо Спатаро Armando Spataro , прокурором, который вел дело Лейди, и КГБ.

Точно так же двух итальянских журналистов, написавших, что сказка о том, как Саддам Хусейн ездил в Нигер покупать уран, была состряпана с помощью резидента ЦРУ в Риме, комиссия объявила наймитами ФСБ. По словам Лимарева, примерно тогда он устранился от дальнейшего сотрудничества с Литвиненко и Скарамеллой. А Литвиненко летал в Италию все чаще и чаще. Мы и понятия не имели о том, чем он занимается в Италии. Марина всегда держалась подальше от работы мужа и никогда не спрашивала даже, в какую страну он отправился в очередной раз.

Если в старые времени Литвиненко был знаком с российскими преступными кланами, то теперь он выписывал опасные круги вокруг итальянской мафии. Скарамелла считал, что, если им удастся проникнуть внутрь, то в этих кругах можно будет добыть еще много компромата на итальянских политиков.

Клевета в прослушанном телефонном разговоре этому экрану

Они раскидывали сеть все шире и шире. Список имен, в отношении которых они вели расследование, приведенный в собранном на Литвиненко досье, поражает своей длиной. Одним из этих людей был печально известный украинец Семен Могилевич, человек ростом чуть больше сантиметров при весе в более чем 20 стоунов кг - прим. Могилевич - самая темная фигура в русской организованной преступности.

Филологический факультет

Свои мафиозные сети он раскинул от Киева до Неаполя. Через несколько принадлежавших ему частных банков финансировалась продажа высокообогащенного урана, а полученные деньги отмывались через компании, акции которых торгуются на Нью-йоркской фондовой бирже. Он уже был объявлен в розыск ФБР, однако, по данным источников Литвиненко, также имел разветвленные связи с правительством Путина. Браться за Могилевича, которому подчиняется целая армия безжалостных убийц, было крайне рискованно для гражданской инициативы, каковой является комиссия Митрохина.

Вскоре Литвиненко сообщили, что он вызывает недовольство у московских друзей украинца из среды силовиков. Теперь я знаю, что российские спецслужбы очень боятся, что эта комиссия раскроет информацию об их агентах в Италии. Российское посольство подало запрос на экстрадицию моего брата, чтобы судить его в России.

Клевета в прослушанном телефонном разговоре это

Но отступать Литвиненко не собирался. В октябре г. Его имя - Александр Талик, он родился в г. В ходе того же судебного слушания Талик признался, что работал в ФСБ до г. Он заявил, что Скарамелла пытался вынудить его дать комиссии информацию о Могилевиче и украинских криминальных авторитетах, живущих в Италии. Когда он отказался, Литвиненко и Скарамелла якобы прибегли к уловке: Если верить Талику, то в октябре Литвиненко отправил Скарамелле факс, в котором сообщал, что российские спецслужбы намерены убить брата Литвиненко Максима, Скарамеллу и одного из политических соратников Берлускони.

Читайте также:

  • Неиспользование земельного участка под ижс
  • При временной прописке надо выписываться
  • Договор строительного подряда ответственность
  • Образец договора купли продажи земельного участка 1993 года
  • На возврат налога с купли квартиры какие документы